Погода: −5 °C
17.02−10...−8пасмурно, снег
18.02−7...−5пасмурно, снег
НГС.Форум /Хобби / Творческий форум /

Виртуальная пьеса "Под Звездой"

  • Путы завязались, и Йорик "спустился" на землю. "И почему я не Винни Пух, так и дух можно раньше времени выбить. А у меня еще есть недоконченое дело". "Что то он тут раскомандовался, однако если он нас еще не убил, мы для чего то ему нужны. Ну нет, я у тебя еще встану поперек горла еще. Где же мой кинжал?". С этими мыслями Йорик, поднялся и огляделся.

    Все эти странные пассы, которые выделывал "балахон" наводили тоску и уныние. И этот странный "летучий голландец", как его окрестил Йорик, висячий на поляной, внушал тревогу. Он подошел к Буффону и прошептал, "Cлушай сюда, шут гороховый, мне очень дорога эта девочка, если ты мне поможешь я в долгу не останусь. Попробую отвлечь этих монстров, а ты отнесёшь девочку в лес и спрячешь."

    В мозгу что то зудело, как будто кто-то в ней ковыряется. Нащупав у себя бутылку, Йорик ополовинил её. Просветлело. "Пусть теперь читают мои мысли", и напевая пошленькие шотландские песенки переместился к месту, где упал кинжал и, как бы споткнувшись, упал, и сунул его за пояс.

    Вино ударило в голову, Йорик встал и начал орать, "Эй вы, потустронние, выходи биться. Just you and me". Он схватил булыжник и кинул его туда, где ему мерещился "летучий голландец". "Debout les damnes de la terre....", - Йорика развезло и он запел Интернационал.

  • Девочка уходила всё дальше и дальше: неясные тени, неверный свет, да, в общем-то и света-то никакого не было, так серый свет, серый цвет, серые мысли, серые чувства...нет эмоций, нет жизни, нет желаний, нет чувств...ничего нет...тишина и спокойствие...никто не кричит, никто ничего не требует, не осуждает, не угрожает, не просит, не пристаёт...Мне хорошо...- подумала Девочка. Никто не подлавливает на противоречиях, никто не угрожает, никто не исправляет ошибки на письме...никто не осуждает... Я хочу остаться здесь...В этом мире спокойствия и тишины. Я не уйду отсюда...

    В какую бы позу не поставила Вас жизнь, стойте красиво!

  • Один миг и Нексус находился находился уже далеко от поляны в своём доме правда если таким словом можно назвать пещеру колдуна в которой повсюды разбросаны предметы от вида которых у обычных смертных остановилось бы сердце от страха и отвращения
    "Где он , куда я его положил " бормотал колдун раскидывая всё вокруг себя "А вот он , наконец то" - он приподнялся держа в руках посох святящийся жёлтым светом вспоминая как он добыл его у какогото грабителя могил . Тот пытался продать этот посох ему , глупец он и не представлял что за вещь у него в руках Нексус конечноже купил его заплатив грабителю тем что убил его быстро. При помощи данного посоха можно было проникать в царство мёртвых не боясь за свою душу . Вот как раз зЗА СВОЮ душу он и не опасался , да и была ли она у него если и была то когдато очень давно , посох был нужен ему для Этуаль - вытащи бы он её сейчас оттуда где она была то она превратилась в сумашедшую фурию ничего не понимающую и бормочущую всякуя чушь , человеческое сознание не в силах перенести возвращение с того света .
    Тут его мысли привлёк сигнал посланый защитником "Как меня достал этот смертный " раздался его голос в пещере когда он расматривал глазами защитника пьяного Йорика орущего песни и швыряющегося булыжниками . "Я бы давно прикончил его , да не думаю что это понравиться Этуаль когда она очнётся , можно конечто превратить его в зомби но нужно будет всегда им управлять потому как своих мозгов у них нету , а эту роскошь я себе позволить не могу мне понадобиться все мои силы Ладно пусть пока живёт "- в этот момент в глаз защитника прилетел очередной булыжник брошеный Йориком , тот покачнулся и зашипел
    "Не пусть он останется живым но проучить его придётся этим я и займусь сейчас да и размяться не помешает Да надо переодется в чтонибудь поприличней " -его фигура в пещере начала таять в тоже время проявляясь на поляне в другой одежде
    "Ну что смертный хочешь подраться давай станцуем " произнёс он направляясь к Йорику сжимая новый посох , Йорик вытащил меч и он скрестился с его посохом

  • "Булыжник великая сила", - подумал Йорик, осыпая ими "туманность", которая очевидно не ожидала такого поврота событий и издавала какие-то звуки, по всей видимости стоны...

    Йорик уже начал было уставать и отрезвляться, вдруг появился так же внезапно как и исчез колдун, правда, немного в другом обличие. Моряк остановился, слегка подбрасывая очередное "оружие пролетариата". Однако отбросил его сторону и вынул свой кинжал. Теперь он решил не торопиться, помня о способностях колдуна. Приблившись, он решил узнать о намерениях "балахона". "Зачем тебе нужна Этуаль. Говоришь, что можешь ей помочь. А что взамен? Душу?!"

  • "Душа , душа -вы смертные помешаны на этом Я что тебе Дьявол чтоб их колекционировать , спор я не с кем не заключал кто больше собирёт ваших душ . Этуаль нужна мне живой для того чтобы достать одну вещь , толька она или её сестра может прикоснуться к ней . Для вас смертных эта вещица бесполезна ну а для нас колдунов она представляет определённую ценность. После того как она передаст мне эту вещь я отпущу вас на все четыре стороны " говорил Нексус в тот же момент думая немного о другом "Чтож это почти правда они найдут и отдадут мне то что я ищу но вот уйдут ли они живыми \) после этого это уже вопрос "
    Подумай сам .Вам предстоит долгое путешествие , а сейчас по дорогам бродит много разбойников и бродячих магов , да и нежить ещё не всю перебили со мной будет гораздо безопасней
    Ну так что ? пора идти помогать твоей хозяйке Давай веди пока не поздно
    P.S Попробовать добавлять картинок в прикреплёные файлы чтоб разнообразить пьесу

  • "Лукавишь ты, батенька, нутром чувствую. Разбойники мне не страшны, а среди 'бродячих магов', опасаться надо только тебя. Однако, не впервой мне заключать такие сделки. Хотя, с колдунами впервые." - размышлял Йорик, изредка поглядывая с тревогой на тело Этуаль. - "Жива ли она? По крайней мере, пусть он её оживит, а там видно будет. Сам то я, здесь в лесу, ничего не сделаю".

    "Ладно, согласен! Бог или черт с тобой. Оформим сделку и по пиву, Хольстер :)...", - Йорик пытался не выказывать своих опасений. "Давай сдувай свою 'туманность', а то что то она недовольно фыркает. А я возьму Этуаль".

    Засунув кинжал в ножны Йорик двинулся к телу, не выпуская из виду своего 'нового друга'.

  • Тёмные своды , запустение , пыль и темнота – лишь в самом углу пещеры потрескивают факелы отбрасывая тусклые отблески на лица собравшихся здесь людей : трое мужчин стоящих над телом женщины бездыханно лежащим между ними , да неясная тень тень затаившаяся в темноте . Защитник наблюдал не приближаясь к смертным , он получил ясный приказ Нексуса “Смертные не должны тебя видеть , будь по близости и наблюдай и лишь в том случае если нам будет угрожать опасность можешь объявиться” . Он пообедал несколькими летучими мышами обжившими эту пещеру и сейчас молча сидел на валуне наблюдая за своим хозяином и людьми.
    Фигура колдуна склонилась над телом Этуаль держа в одной руке посох отбрасывающий всплохи желтоватого пламени свешивающегося со светом факелом в другой фляжку с какой-то жидкостью , которую он вливал в приоткрытые губы женщины . “Держите её теперь иначе она может причинить сама себе и держите крепче ”-сказал Нексус двум мужчинам
    “И смотрите внимательней , второй раз в жизни вы подобного не увидите” . Тело Этуаль резко выгнулось сотрясаемое судоргой с такой силой что двое мужчин еле удерживали её у земли , в это время колдун присел невдалеке и его глаза вспыхнули зеленоватым цветом.
    Сейчас он был далеко от них , между мирами , он спешил найти душу Этуаль пока она не ушла за врата мира мёртвых , неясные образы мелькали мимо него , смутные тени тянули к нему руки , он пробивался всё дальше и дальше не обращая на это внимания пока не увидел знакомый силуэт.
    “Этуаль твоё время ещё не пришло , не смотри на свет тебе рано туда ”

    Мой путь лежит там где есть только смерть , боль и пепел

  • После всех манипуляций колдуна тело Этуаль оказалось наконец в руках Йорика. Вдруг её затрясло как припадошную, и чуть не вырвало из рук. "Да чтоб **********!", - сказал Йорик и грязно выругался. "Хорошо хоть хозяйка не слышит".

    Балахон опять провалился, как под землю. Оставался слышен только чей-то хруст. Йорик заметил, что в в воздухе какой-то невидимый есть летучих мышей, они изчезали в воздухе по частям, сопровождаемые характерными причмокиваниями. "Гадость! Опять этот летучий". Йорик его не видел, но слышал создаваемые им колебания возуха. К тому же это чудо имело привычку ворчать и бормотать что-то себе под нос...

    "Ну и что дальше?" - Йорик даже растерялся. Казалось бы все прекрасно, но как-то слишком хорошо, что никогда до добра не доводит. Захотелось поесть и отдохнуть, и Йорик двинулся вперед в надежде найти местечко для отдыха. Неся тело своей хозяйки, он вскорости заприметил огоньки какой-то забегаловки, непонятно каким образом оказавшейся среди дремучего леса. Путники двинулись вперед, огоньки становились ближе, уже были слышны какие-то звуки...

  • От паразиты, покосилась Машка на развесёлую компанию, разместившуюсь за столиками. Кажную субботу собираюстся, и чо им сдеется, делов нет, дитёв нет...девки каки-то, парни...гуляють...
    и то, пусть гуляють, всё доход, небольшой, но доход...Убрать пепельницу или не убрать? Убрать или не убрать? Машка взяла метлу и....
    В этот момент взгляд её упал на мужчину за соседним столиком. Его лицо отражалось в осколке зеркала , заткнутого за отстающую доску стены.
    -Ёперный теянтер,-ругнулась Машка, обнаружив, что изображение совсем не соответствует тому, что в действительности. - Тута мужик, а тама баба! Ёшкин свет! Ну-ка, ну-ка...
    Взглянув на зал через зеркало, она вдруг обнаружила за столом с шумной компанией всего пару человек, непонятным образом размножившихся...Отогнав надоедливо летающую рядом неизвестно откуда взявшуюся бабочку, пристально рассмотрела сидящих за столом...
    - Одна харя-то , у всех одна харя..Опять метаморфы.....
    Высокий красивый мужчина, зашедший последним, уже держал на коленях одного, вернее одну, из клонов. Да, не дурак мужик, любит баб то и как быстро подснял-то, а?
    - От дело будет, как в постеле-то клон этот мужиком окажется? А потом кричать будет на весь лес, как тот, давешний...-усмехнулась Машка, вспомнив , как неделю назад один уже попал в таку ситуацию, и наутро вопил от радости, попробовав анальный секс...
    - А ну, пшли отседа,-замахнулась она метлой на эту мерзкую компанию...рядом что-то пищала бабочка...
    Компания не шелохнулась...Машка подняла метлу второй раз, чтоб уж приложить как следует этих самых метаморфов,
    ... В этот момент дверь распахнулась и на пороге появился очередной посетитель и женщиной на руках...

  • Уже смеркалось, когда Йорик со свой ношей, которая как бы и не тянет, но тем не менее затрудняет перемещение приблизился к этому странному домику, напоминающего теремок из сказок одного из диких языческих народов. Надпись гласила Кантри клаб, оглядевшись по сторонам как бы проверяя не появился ли 'балахон', моряк пнул дверь костылем, которая с грохотом и скрипом раскрылась.. Однако, шум стоял такой, что никто не обратил внимание.

    Оглядевшись, он не мог не заметить странную компанию. Они постоянно пили какую-то желтоватую жидкость. Курили, орали, и ... даже Йорик с его богатым жизненным опытом слегка поморщился. Дамы вели себя ужасно. Одна прыгала по столу, подбрасывая ноги и юбку, точнее её слабое подобие, и пела, как ей очевидно казалось песню, "Тормоз, я тормоз...". Другая, от которой несло благоговониями, перебивая запах сигарет, безудержно хохотала, заигрывая с молодым парнишкой... Какой-то странный тип, со зловредным выражением постоянно дымил в трубку...

    Оторвавшись от зрелища, Йорик двинулся к свободному столику и бережно положил Этуаль на стул. Выложил на стол оба своих мушкета и хотел было позвать обслугу. Однако понял, что ему не в состоянии прекричать этот гомон. Он взвёл мушкеты и выстрелил дублетом в потолок. В наступившей тишине, был слышен звук осыпающейся штукатурки и негромкий, но уверенный голос "Бургунского, и пару окорочков. И побыстрее..."

  • Кардинал устроился на ночлег в монастыре, который стоял на отшибе. Он был выстроен полторы сотни лет назад на деньги, собранные основателем ордена. Но имени основателя никто не помнил, ибо тот пожелал остаться инкогнито. Странно, что этого человека называли просто «Основатель» и никак более. Монастырь стоял на склоне холма. В этом и была задумка: часть зданий были устремлены вверх по склону и были светлыми и просторными, а другая часть спускалась к подножию, и постепенно переходила в подземелья. Хоть монастырь и не был широко известен и снаружи был совсем непримечательным, когда Кардинал впервые попал внутрь, то поразился странной двойственности атмосферы царившей внутри этого величественного сооружения. Странная гармония и одновременно противопоставление светлых верхних зданий и темных, сумрачных, загадочных построек, почему-то зародили в его душе какую-то тревогу. Как будто напоминали то ли о чем-то давно забытом, то ли, наоборот, предостерегали…
    Вечером кардинал устроил себе небольшой праздник. Заблаговременно приказав купить в городе вина получше и закусок, он пригласил разделить с собой ужин настоятеля монастыря. Настоятель, человек лет шестидесяти, был крепким и бородатым мужчиной. В глазах его светился ум и интерес ко всему происходящему. Ужин прошел за непринужденной, на первый взгляд, беседой, в которой Кардинал выяснил для себя, что первое впечатление об этом человеке было правильным. Он был интересным собеседником, весьма смелым и оригинальным. Никакого раболепия и тем более лести в его словах не было. Настоятель разговаривал с Кардиналом почти на равных, иной раз высказывая такие мысли, за которые его вполне могли повесить, как еретика. Почему он вел себя подобным образом, так и осталось для Кардинала загадкой, но почему-то он проникся к этому человеку глубоким уважением и симпатией.
    После ужина Кардинал поднялся к себе в комнату, пройдя мимо отдавшего честь гвардейца в глубоком раздумье. То ли сказалось долгое путешествие, то ли разговор с настоятелем, а может известие о том, что владелицу местного борделя принесли не живую ни мертвую откуда-то из лесу, но в мыслях была какая-то сумятица. Не снимая сапог, Кардинал улегся на широкую кровать. Мысли его беспорядочно витали, перескакивая от одного к другому и выхватывая то недавние события, то лица и случаи, прошедшие много лет назад. Ему вспомнилось, как много лет назад, еще ребёнком, он гулял по холмам, принадлежавшим его отцу. Местность была не то чтобы гористая, но холмы, иной раз, были весьма отвесные. Чтобы добраться до вершины приходилось карабкаться по крутому склону, иногда держась только за кусты и траву. Кусты крепко держались за почву корнями, но почти все были с колючками. Чем выше он лез, тем круче становился подъём, и реже попадались кусты. Руки уже давно были изодраны в кровь, но повернуть назад он уже не мог. Во первых это означало отступить, проиграть эту битву с самим собой, а во вторых, спускаться здесь было ещё сложнее, чем подниматься. Чтобы благополучно вернуться домой засветло, необходимо было долезть до вершины и спуститься с другой, с пологой стороны холма. В один из моментов, мальчик остановился, чтобы отдышаться. Постоял немного и протянул уже было руку, чтобы схватиться за ближайший куст, но тут его внимание привлекла необыкновенной красоты бабочка. Такую большую и красивую, он никогда еще не видел. Её огромные крылья были безупречно раскрашены. Если бы сейчас его спросили, в какие именно цвета – он бы не ответил, но тогда красота бабочки поразила его. Вдруг, раздалось какое-то шуршание, и мальчик увидел, как из того куста, за который он только что хотел схватиться, выползла небольшая гадюка. Она ползла медленно, не переставая устрашающе шипеть. Прошло много бесконечно долгих минут, прежде чем её шипение замолкло среди отдаленных камней, находившихся метрах в десяти выше и левее по склону. В голове мальчика билась одна только мысль: «меня спасла эта бабочка, если бы я её не заметил и сразу полез, схватившись за куст, она обязательно меня бы укусила… я был на волосок от смерти». Что было дальше, Кардинал почти не помнил. До вершины оставалось уже немного и в тот раз всё закончилось благополучно. Правда, до захода Солнца вернуться он не успел, но спуск по пологой стороне холма был не опасен. Про змей он уже не думал.
    Кардинал не обладал даром предвидения, как некоторые другие люди. Некоторых по его приказу даже сожгли, обвиняя в ереси и колдовстве. Но некоторые эпизоды его жизни были, мягко говоря, странными. Взять, хотя бы тот случай, когда его хотел отравить барон и только по чистой случайности, яд достался не ему а одному из слуг, хотя вероятность этого была ничтожно мала. Несколько раз в жизни, его спасали от неминуемой гибели события столь маловероятные, что сейчас, лёжа на кровати, он в который раз, задавал себе один и тот же вопрос: а случайность ли это? Пытаясь анализировать свою жизнь, он всё чаще приходил к выводу, что случайностей не бывает, что всё идёт по какому-то неведомому плану и каждому отведена своя роль.
    Очнувшись от глубоко раздумья, Кардинал встал, подошёл к столу и взял в руки стакан с Бургундским. Отхлебнув любимого вина, он подошёл к окну. На западе были виды последние лучи заходящего Солнца. Вечер был на удивление тихим. «Почему я не живу в таком месте?», - подумал Кардинал. «Что я делаю там, в Париже? Для чего мне это всё? Что я сейчас имею? Да, у меня есть власть… Выше меня в государстве только несколько людей. Но есть ли у меня свобода? Часто ли я могу поговорить так же свободно и говорить что хочу, как сегодня, во время ужина? Что я имею? Только раболепие глупой черни и страх… Но я сам этого добивался. Я истратил немало сил, нажил много врагов, чтобы добиться этого положения.... Интересно было поговорить с тем восточным мудрецом. Карма, сказал он, твоя судьба в том, что тебе предстоит многое испытать и познать… Тогда я ещё не был Кардиналом… интересно жив ли он еще? Я тогда всё сделал, чтобы он мог беспрепятственно добраться до дому… мудрец тогда так и не ответил в чём его судьба…вот бы сейчас с ним поговорить.» На улице уже стемнело настолько, что Кардинал видел своё отражение в тёмном окне. В комнате стоял полумрак, только узкая полоска света пробивалась сквозь щель неплотно прикрытой двери. «Ха», - криво усмехнулся он собственному отражению на стекле, - «может моя судьба в том и состоит, чтобы поймать этого вечного беглеца, - нет слишком глупо, скорее именно этот человек явился предлогом, чтобы я оказался в этом месте. В этом удивительном монастыре. И что же дальше? Хотя, ладно, на сегодня хватит размышлений. Завтрашний день покажет для чего меня сюда занесло». Кардинал подошёл к двери, закрыл её на щеколду, снял верхнюю одежду, положил пистолет и шпагу рядом и заснул беспокойным сном…

  • “Этуаль придёт в себя через пару дней в крайнем случае через неделю “ подобные мысли мелькали в голове Нексуса , после того как он уговорил её вернуться к жизни . Уговорить её было трудно , но он знал ради чего она захочет вернуться в мир смертных - ухмылка проскользнула по лицу колдуна- , как загорелись её глаза когда он упомянул о том что знает кто она и кто её родители , а когда он упомянул о том что у ней есть живая родная сестра то Этуаль была готова на всё чтобы увидеть её . Сейчас он находился в своём логове размышляя об этом и готовясь восстановить силы после посещения чертога смерти . Он сел прямо на пол скрестив под собой ноги , разведя руки с с широко раставлеными ладонями , медленно закрыл глаза и начал шептать одному ему понятные слова . Тело колдуна раслабилось , зрачки под опущенными веками закатились в верх а на ладонях начали мелькать блики обретая форму каких-то цветов с удлинёными лепестками , когда их формирование закончилось глаза его открылись и он медленно поднёс сяющие цветы к своему лицу . Энергия этих цветов начала перетекать в него через приоткрые губы и с каждым мгновением цветы становились всё тускнее и тускнее , а когда он полностью насытился они рассыпались в прах. Приподнявшись с пола он отвёл свои лопатки назад одновременно повернув шею резко влево , так что все его позвонки захрустели , потом он потянулся проговорив “Это почти также хорошо как ночь со смертной женщиной . Ну чтож пора возвращаться к своим не решённым проблемам”

  • Девица, бегающая с метлой вокруг развесёлой компании, вздрогнула. Затем повернулась и приковыляла к Йорику. "Старый, ты сам от понал чё спросил, а? У нас тока пыво!". Моряк не любил такого обращения, он с ностальгией вспомнил свою харчевню "Под звездой". Вздохнув, он сунул её под нос ещё дымящийся ствол мушкета, взвёл курок и нажал на кручок. Оружие было разряжено и поэтому просто щелкнуло. Однако, девица моментально прокрылась потом, и заикаяь выдавила "Ща, где , ик, поищем .. для вас ... я быстро .." и, пятясь, куда-то скрылась.

    Компания поначалу затихла. Они удивленно посмотрели в сторону звука, но похоже действие этой желтой жидкости было очень велико. По крайней мере, их глаза не выражали ничего осознанного. Мало по малу они забыли и их безудежная оргия продолжилась с новой силой.

    Йорик расслабился, стал не спеша заряжать мушкеты, наблюдая за кампанией и вспоминая всё произошедшее за последние дни. "Интересно, где же тот колдун, надеюсь в преисподней. Там бы ему и остаться. Хотя он обещал, что оживит Этуаль. Да... Вот так с дьяволом свяжешься..". "Кстати как там Буффон, бедняга, он наверное совсем свихнулся от произошедшего.". Шут отстал от них и куда-то слинял, явно не по нему, боловеню дворцовй жизни, такие приключения.

    Вдруг взгляд Йорика упал на знакомую физиономию, выделив её из всей компании. Лицо было явно раскрасневшим, ничего не выражающим, кроме разве похоти. Одной рукой он лапал девиц, другой опрокидвыл кружки, произнося тосты, которых собственно слышно не было. Это был Пьер, Йорику приятно было увидеть знакомое лицо, хотя на лицо это походило с большой натяжкой. Шотландец улыбнулся, прицелися, и когда Пьер очередной раз поднял кружку, спутил ручок. От кружки осталась только ручка. Увидев удивленное выражения "лица" Пьера, когда тот попытался выпить воздух, моряк загыгыкал, обнажив отсутствие своих передних зубов...

  • "КАКАЯ ГАДОСТЬ!!!" - поморщился Йорик, попробовав то что ему принесла "баба яга с метлой", как он призвал просебя эту девицу. Окружающая его атмосфера, поначалу казавшейся ему забавной, стала понемногу его раздражать. Кампания приутихла, набравшись всех "прелестей жизни". Зато стали заходит разнообразные посетители, вызывая то отвращение, то брезгливость.

    Ввалился какой-то наркоман и,забившись в угол начал издавать зловония марихуаны. На попытки "бабки ежки" выдворить его метлой он только глуповато-дебильно улыбался, обдавая её очередной порцией дыма.

    Захаживали разообразные девицы в странных одеяниях, состоящие из даров местных лесов и болот, трепались о своих лесных похождениях. Кто, кого, с кем и сколько.. "Тьфу какая гадость!!" - периодически вырывалось у старика. Особи мужского пола ничем не отставали и в чём-то даже преуспевали, особенно после принятия очередной изрядной дозы этого желтоватого "зелья".

    Вскорости он перестал прислушиваться и все для него превратилось в однородный гомон пришельцев этого странного заведения. "Welcome to the hotel California, - вспомнилось Йорику. - Вся нечисть близлежащих болот, лесов и оврагов. Это место для вас. Но не для меня".

    "Наверное я старею"- тяжело вздохнув, старик откинулся на скамейку и попытался вздремнуть.

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: