Погода: −4 °C
22.02−4...−2пасмурно, снег
23.02−5...−3переменная облачность, без осадков
  • как отчаянно страшно(Таша, вновь перечитываю твой топик, созрел умом до почитательского

  • Рада видеть тебя здесь. ))

    У каждого своя система.
    Моя такая:
    Встаю, плечом втыкаюсь в стену,
    Потом толкаю.

    Стена не кажется мне хрупкой,
    Всё камни, камни.
    Я сам не то чтоб очень крупный,
    Не великаний.

    Ни света сквозь неё, ни ветра,
    Раствор цемента,
    Но всё-таки по миллиметру,
    Полмиллиметра.

    Чтоб, может, через лет так триста
    А может, тыщу,
    Почуять дым, увидеть пристань,
    Прибой услышать.

    Там стрекоза ведёт охоту
    За мошкарою.
    Там, кажется, сирень у входа,
    Я сам открою.

    Там солнца розового мячик
    Почти садится.
    Никто не плачет, это просто
    Не пригодится.

    Там хорошо обняться с теми,
    О ком тоскую.
    У каждого своя система.
    Нашёл такую. ©

    Я не сдурела, я вообще такая. ©

  • Нил Гейман ДЕНЬ, КОГДА ПРИЗЕМЛИЛИСЬ ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ


    The Day the Saucers Came
    Перевод. Н. Эристави
    2007



    В тот день приземлились летающие тарелки. Сотни –
    и все золотые.
    Они беззвучно спускались с небес, подобно снежинкам
    огромным.
    Они спускались – и все, без изъятья, земляне
    Стояли. Глядели.
    Пересыхали рты, зрела надежда понять –
    Что там внутри?
    Будет ли завтра у нас? Никто об этом не знал.
    Но ты не заметил. А все – почему?


    Потому что в тот день, когда приземлились
    Летающие тарелки,
    Как то ни странно звучит, разверзлись могилы –
    И мертвецы восстали.
    Зомби когтями взрывали мягкую почву
    Иль возносились из древних могил – гниющая плоть
    и глаза пустые.
    Неодолимые, шли они нам – живущим! – навстречу,
    И мы смертным криком кричали и, словно крысы, бежали.
    Но ты не заметил. А все – почему?


    Показать скрытый текст
    Потому что тот день, когда приземлились
    Летающие тарелки.
    И могилы покинули зомби, стал днем Рагнарёка.
    По всем голубым экранам планеты крутились
    Корабль из ногтей мертвецов. Великий змей,
    Да Фенрир-волк.
    Огромные – их не поймаешь в кадр
    И разумом не охватишь.
    А репортаж все длился, – и скоро в прямом эфире
    И с золотой Вальгаллы рать Аса-Тора сошла, –
    Но ты не заметил. А все – почему?


    Потому что в день тарелок летающих, зомби и битвы богов
    Открылись Врата Преисподней,
    И каждый из нас был окружен сонмом
    Демонов, эльфов, джиннов, ифритов,
    Что предлагали нам вечную жизнь и исполненье желаний,
    И чар своих силу, и неземную мудрость,
    И вечную дружбу свою.
    и горы алмазов и злата, –
    Меж тем же Гог и Магог в наши земли вторгались,
    А с ними – пчелы-убийцы. А ты что делал?
    Ты этого не заметил. И все – почему?


    Да потому что в день, когда приземлились тарелки,
    В день Рагнарёка, зомби и джиннов,
    В день жарких ветров и метелей холодных,
    В день, когда все города хрустально-прозрачными стали,
    Когда завяли цветы, и рассосался пластик,
    Когда компьютеры нам объявили войну
    И мониторы нас объявили рабами,
    В день, когда пьяные ангелы вышли, шатаясь, из баров,
    В день, когда звери заговорили на ассирийском наречье,
    А мы поняли речь их,
    В день Снежных людей и плащей-невидимок,
    В день, когда нас спасали Машины времени,
    В день эльфов –

    Ты ни черта не заметил. А все – потому.
    Что весь этот день ты сидел, запершись.
    Заняться ничем не мог – листал бессмысленно книги,
    А сам все смотрел да смотрел
    В сторону телефона
    И ждал,
    Чтоб я тебе позвонила!
    Скрыть текст

    "Все заканчивается на этом свете, рано или поздно" ©

  • Мы всё время в глухой обороне, мы вооружены до зубов.
    Оттого нам друг другу не стать ни понятней, ни ближе.
    Я хочу, чтобы всё, что я делаю, превращалось в любовь.
    А иначе я смысла не вижу…

    © Елена Касьян

    Я не сдурела, я вообще такая. ©

  • 14.07.19 :роза: :роза:

    Смотри, как перевозят снег
    В небесной лодке.
    Какой короткий выпал век,
    Какой короткий.
    Чего искала, кем была,
    О чём мечтала?..
    А снег осыплется с весла —
    И нас не стало.

    Не стало неба и земли,
    Ни крыш, ни улиц,
    Как будто взрослые ушли
    И не вернулись,
    Как будто смотришь из окна
    И ждёшь ответа…
    Лишь лодка белая видна
    Над белым светом.

    Очнёшься в городе пустом —
    Туман и слякоть.
    Уже не вспомнить ни о ком
    И не заплакать.
    Как скоротечен человек —
    И сам не знает.
    Качнётся лодка, ляжет снег,
    И полегчает…
    © Елена Касьян

    Я не сдурела, я вообще такая. ©

  • ничего не значит

    Так утром собираешь тело и лечишь,
    ставишь чайник, заглатываешь таблетку,
    а на дворе трава и ни одной встречи,
    и дерево, а на нём ни одной ветки,
    ему не уйти и не защититься, оно молча давно подчинилось людям,
    на нём не живёт ни одной птицы, его почему-то никто не любит,
    а оно-то думало!.. а оно-то думало!.. а оно хотело бы жить иначе!..
    Доброе утро, доброе утро,
    никто не плачет, никто не плачет.

    Это нам, видимо, показалось, а как на деле – какая разница?
    Но если ты не уверен в реальности, она укусит тебя за палец,
    завалится на тебя простуженно, взорвётся рядом с тобой петардою,
    впрочем, всё могло быть и хуже
    (куда уж хуже, хуже не надо)

    Вчера шла с работы, увидела многое,
    но многих не видела,
    шла, не здороваясь,
    Красную Шапочку съели волки – вчера, а сегодня она, как новая,
    и напевает что-то и скачет – но стало понятно, по крайней мере,
    что не умирают Красные Шапочки
    и что не бывают сытыми звери –
    такой вот вечный закон диалектики,
    и мы принимаем его, по сути…
    У дерева вырастут новые ветки,
    но только прежним оно не будет.

    © Мария Махова. 28.10.2012

    Я не сдурела, я вообще такая. ©

  • Память коварна, время линейно, короток век.
    Разве мы знали, что обещания будут пусты.
    Всё, что казалось долгим и прочным, тает, как снег.
    Только не сердце, только не сердце, только не ты.

    Давние ссоры, прежние страхи – колотый лёд.
    Прошлое держит, прошлое виснет на волоске.
    Не угадаешь, что оно завтра у нас отберёт –
    Детские тайны, взрослые смыслы, свет вдалеке.

    Будет казаться, что между нами пропасть легла.
    Будет казаться – не докричаться, как ни зови.
    Но уместилось в маленьком сердце столько тепла,
    Столько печали, столько надежды, столько любви.

    Будет казаться – не во что верить, некуда жить.
    Птицы застыли, как многоточья, между столбов.
    Всё обойдётся, я обещаю, только дыши.
    Лечит не время, как оказалось, лечит любовь.

    © Елена Касьян

    Я не сдурела, я вообще такая. ©

  • В нашем городе есть странная, но милая моему сердцу семья: муж, жена, дочка их по имени Зая, всегда, как Луи Армстронг, с трубой, три гуся и карп. Еще собачки какие-то к ним прибились… Ну, тоже живут. Кормятся там. И много у них всего и всех…
    Показать скрытый текст
    Надо уточнить с самого начала насчёт девочки Заи. У нас маленький город, и мода на что-нибудь особенное приходит внезапно как холера в лучшие её годы и захватывает, заражает, инфицирует всех. Мода на собак-далматинцев, мода на имя Анастасия для девочек и Марианна для лошадей и коров, мода на кованые ворота, чтобы выше, чем у соседей, мода на искусственные заячьи ресницы (это тренд! тренд!), мода на бутылочку с водой из Иордана на лобовом стекле автомобиля, мода на хищный сверкающий стразиками маникюр (тренд! это тренд!), мода на букеты, котиков и церковные открыточки в фейсбуке (а то же самое в «одноклассники» – это отстой, фу!), а сегодня у нас модно играть на духовых. Именно, чтобы девочка играла. Если трубач девушка, её здесь называют «трубичка» и это очень модно. Чтобы дома – дочка и чтобы она была трубичка. Это тренд! Тренд! Вообще-то трубичка Зая мечтала играть на саксофоне, но саксофон дорогой, решили, что пока она будет учиться играть на трубе. Трубу дали в музыкальной школе на время учебы. Девочке нравится. Соседям не очень. Домашние привыкли. Правда, труба в этой истории вообще никакой роли не играет. Просто, чтобы вы знали, что за семья и где у неё, у семьи – точки соприкосновения с прекрасным, с природой и друг с другом.

    С прекрасным – трубичка Зая, с природой – гуси и карп, друг с другом – теплая любовь и забота друг о друге и обо всех и обо всём.

    Ну вот. Сначала было так: муж, жена, Зая с трубой, те самые какие-то собачки и два гуся, один белый, другой… белый тоже, пара супружеская. Потом гуси высидели себе карпа. А нет, стоп, это я путаю. Гуси высидели себе гусёнка. Тоже белого. Но это не важно.

    А теперь карп. Он – нет! не подумайте! – он вообще появился в семье случайно – его кто-то из друзей принёс в газете. В подарок к ужину. Но ужин был уже готов. Решили не усложнять. Опустили карпа в таз с водой. Временно. До следующего ужина. Карп зеркальный полежал на дне таза, сверкнул своим зеркальным боком, заводил плавниками, очнулся, размял хвост и жабры, пошлёпал губами и давай наворачивать круги в тазу. Гуси подошли. С гусенком. Типа, гуляли себе и вдруг какое-то там плеск и сверканье в тазу, а ну-ка, ну-ка, что там такое? Собрались вокруг таза втроём – о, так это ж красиво! – и расселись смотреть на гонки сверкающего карпа в тазу. Смотрели как в телевизор, переглядывались, мол, карп-то наш мало, что красивый, так и неглупого десятка рыба. И спортивный такой, гляди. И гоготали, мол, давай-давай! Га-га-гони!

    Да, вот еще что… Надо уточнить. Видите ли… наверное, вам трудно будет это понять… Гуси в этой семье, они… как бы это правильней объяснить… они были не для еды. Так просто, для красоты были гуси. Ну и дружить. А вот для еды изначально предназначался зеркальный карп из газеты. Ну его ж для этого принесли. Не? Я ж говорила. Он, карп, вообще об этом не знал, что как говорится, век его измерен и его должны вот-вот съесть. Он беспечно плескался в тазу, развлекал гусей, отражал небо и солнце своими зеркальными боками и не ждал от жизни плохого. А хозяева, мол, ну… как…, ну что…, наверное, завтра, да? На обед запечём карпа, да? да?.. И прячут глаза друг от друга и от Заи с трубой. И от гусей. Утром делают вид, что ой, забыли. Едят всё молодое, летнее, салаты, картошку, овощи с огорода разные…Ну и ходят на рынок, рыбу, правда, уже разделанную, опять же покупают, моют, запекают. А своему карпу только воду меняют в тазу и корм сыплют. Даже витамины рыбьи кто-то из своих купил. Не признаётся никто. Может, вообще гуси ходили в ветаптеку, мол, дайте нашей рыбе витамины…

    Ну вот… И нет-нет, да и опять начинают разговор. Мол, так что, поджарим его? К ужину? Ну что он там в тазу… Для чего он там… Да надо бы. Но давайте не сегодня… Потом когда-нибудь… А то как-то, знаете, неловко: солнце, лето, цветы, крикливые гуси, один белый, другой белый, три весёлых гуся… Зая на трубе играет красивую мелодию, не знаем, как называется, но очень звучное. Там значит такое: тири-тири-тара-рам!там! пока только отрывок, но здорово же!.. И этот искристый радостный зеркальный карп в тазу плавает под музыку ти-ри ти-ри, ти-ри рам! там! И вообще, давайте глянем правде в глаза, как его чистить и жарить, если гуси и карп, и хозяева уже стали практически своими, можно сказать, кумовьями, семьёй. Еще только не выпивают вместе. А так – компания сплоченных друзей. Грамотная Зая, седьмой класс окончила с одной девяткой, остальные десятки, сказала, что они все – карп, гуси, папа с мамой, она с трубой – не пищевая цепочка, как в учебниках пишут, а что они – одна экосистема. Нельзя вмешиваться. Потому что они все – единый мир.
    Скрыть текст

    Короче. Посовещались хозяева однажды, стоя у таза с карпом, признались друг другу, что нож не поднимется на этого весёлого сияющего парня, тем более, одна экосистема, как сказала Зая с трубой, понаблюдали умилённо за рыбой, сложив руки под грудью… А тот как чувствовал, вообще устроил показательное выступление в тазу. И так плавал, и эдак. И фур-р-ркал, и хвостом шлёпал, ну чисто дельфин в кино! Ну и отнесли зеркального карпа к речке Ракитнянке. Рядом там у них, прямо за садом, за огородом есть речка. Ракитнянка называется. Узкая, мелкая, не очень чистая, но рыба там есть. И выдры еще там живут. И много всякого живого и весёлого. Так что понесли карпа туда. Шли торжественно, все вместе, решительно. Типа «Свободу карпу зеркальному!». Муж с тазом, в котором карп, жена в платочке белом, Зая впереди, самозабвенно дующая в трубу, гусь, гусыня и гусёнок сзади еле успевал, косолапый такой, старательный. Еще те самые какие-то две собачки за ними плелись непонятно зачем. Из любопытства, наверное. Пришли к Ракитнянке, муж и жена взялись за две стороны таза, вывалили аккуратно зеркального карпа в реку. Карп – плюх! Гуси – чо?! ку-уда?! -– вдруг заволновались, захлопали крыльями, зашумели, мол, так! не поняли! не ожидали! думали, так просто гуляем, нашей экосистемой… в колонне по одному в затылочек. А оказывается вон что, а зачем это вы его выбросили? А за что вы его топите, нашу рыбу? Это ж наш олимпийский чемпион по плаванью кругами в тазу! Как мы теперь без него?

    А карп из реки им:
    – Гуси, гуси, при всём моём уважении, – прижав плавники к сердцу, заныла бедная рыба – эти люди какие-то ненормальные, слушайте, гуси! Спасите меня, пожалуйста! Вы же адекватные в отличие от этих. Заберите меня домой, гуси! В мой таз. Мне холодно тут и я кушать хочу.
    Показать скрытый текст
    Жена в белом платочке потом рассказывает:
    – Мы его выпустили, а он у берега плавает, гуси туда к нему бегают и суют ему булочку в воду. Как птенцу. Между прочим, булочки я покупаю по утрам. Еще ни разу в дом не донесла целые, гуси встречают и отнимают. Ну как отнимают… Они как собаки бегут навстречу, радуются, я сажусь на корточки, они меня крыльями обнимают и шею на плечо мне. Такие нежные. И я обнимаю. А младший – булочку ворует.. Они чуть-чуть сами отщипывают, а чуть-чуть карпу несут. А тот ждёт, вдоль берега плавает.
    Ну что… Только вам говорю. Другие и так думают, что мы полоумные какие-то. Гуси, рыба зеркальная, Зая с трубой не расстаётся… Короче, пошли опять к реке. Мы его, этого нашего карпа, даже руками не ловили, знаете… Таз подставили, а он сам туда мгновенно влез! уселся в серёдке и заторопился домой плавать кругами… Но вид, должны мы признать, у него был обиженный, как будто какие-то дураки, и зачем вообще эти манёвры были.

    Такие вот они, наши соседи. И думаете, они раз так делали? Все вокруг даже привыкли к этому церемонному шествию. Раз-два в неделю муж с тазом впереди, в тазу зеркальный карп, жена в платочке, Зая с трубой, две собачки, гуси один за другим. То к реке шествуют, то от реки плетутся … Тягают бедную рыбу туда-сюда. Объясняют: – ну нельзя же так! Как-как? Ну как – держать карпа в тазу как аквариумную рыбку гуппи всё равно, нельзя! Рыба должна обитать в своём водном тенистом мире, в своей среде, среди своих сородичей, зеркальных карпов, в речке в конце концов, а не в тазу.

    И вот видим – несут к реке, выльют его с водой в реку, а сами волнуются, бегают смотреть, как он там, жив ли, не голоден ли.
    – Мы боимся, что его, такого доверчивого, рыбаки могут поймать и зажарить. Хоть гуси никого к тому месту не пускают. Но мало ли…

    Словом, осенью опять взмолился карп зеркальный:
    – Гуси, гуси, ваши люди – это совсем не венец природы, слушайте, гуси! Они лошары какие-то. Что ж они меня тягают то туда, то сюда, ну где это видано, чтобы я, карп зеркальный, когда они меня хотят в Ракитнянку вылить, весь растопыривался в тазу, чтобы опять в речку не упасть… Ну что это с ними, гуси, а?

    Не знаю, может, они поняли, может, им гуси сказали. Но смотрим, опять идут к реке колонной в затылочек по одному… Забрали карпа зеркального насовсем домой. Купили большой таз, диаметром два метра. Говорят, пусть поживёт зимой в доме. А весной посмотрим, как и что…

    Ну вот. Вроде ничего особенного. Ну гуси, ну Зая с трубой, собачки. И карп… Живут все тихо, мирно, радостно… Яблоневый сад. Цветы вокруг, ивовыми прутами огорожены. Вроде ничего особенного. Ну такая семья… Зая выучила «Неаполитанскую песенку» на трубе. Теперь уже все соседи её напевают: тири-тири-тара-РАМ! ТАМ!

    Пойду им котёнка подарю. Ему там точно хорошо будет. В случае чего, если котёнок позарится рыбу в тазу ловить, построятся в колонну по одному в затылочек и назад нам его принесут. Но не думаю… Гуси не дадут. Скажут, мы же одна экосистема – рыба, гуси, котик, люди, собачка, Зая с трубой – то есть, мы уже одна семья, зачем же…
    Скрыть текст

    © Марианна Гончарова

    Я не сдурела, я вообще такая. ©

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: